Главная
Оборудование для производства и восстановления дисковых пил по дереву, камню, металлу и бумаге
Кара, Лаймет, Слайдтек, Магистраль, ЦДС.
UP700, UH500, KP58, Барс-1А, Барс–ДГ
Круглые пилы PILOPRAV.RU
"Уральская школа пилоправов" им. Н.К. Якунина
Обучение в "Уральской школе пилоправов" им. Н.К.Якунина.
Пилоправный и мерительный инструмент
Заточные станки
Сервисный центр по обслуживанию круглых пил
Полезные статьи о циркулярной технологии
Прайс лист
ЗАЯВКА на обучение и оборудование
ЦИТАТА

Сегодня развивается мода на расширение применения ленточнопильных станков с ленточной пилой разной ширины. В беседах руководителей предприятий обычно разговор ведут только о ленточнопильном станке. Когда внимание собеседника привлекаешь к трудностям подготовки ленточных пил, то следует самоуверенный ответ: "С пилой мы справимся". Когда поясняешь, что для подготовки ленточной пилы шириной 100 мм и более требуется еще семь сложных специалистов, станков и механизмов, то самоуверенность исчезает.

Выдержка из статьи "Эффективность производства в руках директоров предприятий"
Автор: Профессор, Почетный академик РАН, почетный доктор технических наук, заслуженный работник лесной промышленности РСФСР Н.К.Якунин

Полезные статьи

ООО "Пилоправ.ру"
"Уральская школа пилоправов"
им. Н.К.Якунина

143363 Россия
г. Апрелевка Московской обл.
ул. Парковая д.1 оф. 124, 128

Тел/Факс: (496) 345-23-16
Е-майл: piloprav@yandex.ru
Сайт: www.piloprav.ru


Вы здесь: Главная / Полезные статьи о циркулярной технологии

Ветераны Карельского фронта в гражданском, трудовом строю

   23 декабря 2004 г. на заседании Совета ветеранов Карельского фронта было высказано пожелание, показать участие ветеранов в развитии народного хозяйства, научно-технического прогресса, образования после Великой Отечественной войны.
   Члены Совета предложили Якунину Николаю Константиновичу описать свой путь от солдата до профессора, академика РАЕН, заслуженного работника лесной промышленности РСФСР. Николая Константиновича хорошо знают на предприятиях и в организациях отрасли, знают как автора печатных работ, из которых четыре признаны учебными пособиями и 55 вошли в 3-е издание Большой Советской Энциклопедии. Ему охотно помогают в решении возникающих трудностей, приглашают для консультаций, проведения занятий, участия в совещаниях и конференциях. Предложение он принял, и отдельные эпизоды описал в своей статье. Описанные вопросы не утратили актуальности и представляют практический интерес.
   Председатель Совета, генерал-полковник Д.А. Крутекин

   Октябрь 1945 г. я демобилизован, специальности нет никакой, нет даже гражданского костюма. Принимаю рискованное решение возвратиться на учебу в Ленинградскую лесотехническую академию (ЛТА), откуда с 4-ого курса 26 сентября 1941 г. пошел добровольцем на фронт. В академии зачислили на 4-й курс. Стипендия крайне мала, пришлось подрабатывать. Опасения о том, что за 4 года войны все забылось, рассеялись. Все восстановилось быстро и воспринималось с какой-то жадностью. Закончил ЛТА в январе 1948 г. с отличием, рекомендован на научно-исследовательскую работу и Минлеспромом СССР направлен в Центральный научно-исследовательский институт механической обработки древесины (ЦНИИМОД). После завершения монтажа оборудования на Кемском лесопильном комбинате решил поступить в аспирантуру. Ее успешно закончил в январе 1953 г. Предстоит защита диссертации. И здесь возникли неожиданности конъюнктурного плана.
   
   В начале 50-х годов в наших газетах появилось много публикаций по скоростному резанию металлов, а затем и древесины, одобренных решением ЦК ВКП (б), подписанным т. Сталиным. По скоростному резанию древесины много хвалебных публикаций шло с Архангельских предприятий. Мне было поручено обобщить их опыт, написать соответствующую инструкцию и решением Минлеспрома СССР сделать его достоянием предприятий отрасли. По публикациям, он увеличивал производительность в 2- 2,5 раза на действующем оборудовании. Мы вчерашние солдаты, восприняли это решение как достоверную свершившуюся реальность, а я как огромное доверие в ее распространении.
   Каково было наше удивление, когда в Архангельске мы не обнаружили ни одного станка, работающего на скоростных режимах. Выявилось увеличение толщины пил, отсутствие улучшения качества, роста производительности и полезного выхода. Через некоторое время я закончил эксперименты, и они впервые выявили ряд объективных закономерностей по энергозатратам и качеству, но не в пользу скоростного пиления.
   Как поступить? Умудренные жизнью специалисты рекомендовали мне все скорректировать и встать в русло требований директивных решений. Но я помнил, что на фронте любая неправдивая информация ведет к поражению.
   2 февраля 1954 г. состоялась конференция по резанию древесины и инструментам. Присутствовало около 500 человек из разных концов страны. В своем докладе я отказался искажать фактическое положение и подстраиваться к обстановке.
   На конференции представитель Архангельска выступил блестяще. Он красиво обрисовал масштаб "внедрения" скоростного пиления, зачитал выдержку из постановления ЦК о необходимости его внедрения и неожиданно заявил: "Якунин сегодня является тормозом в распространении прогрессивного начинания и от таких надо избавляться". Это выглядело эффектно. Как себя вести?
   Какой-то внутренний голос посоветовал: "Не поддавайся на провокацию. Говори о деле". Доклад начал с описания проведенных экспериментов, методики, полученных результатов. Перед такой огромной аудиторией выступал впервые. Зал внимательно слушал. После описания экспериментов перешел к официальным актам, в которых правдиво показывалось фактическое положение на заводах Архангельска. Разных вопросов было очень много.
   В итоге, мой доклад, выводы и практические рекомендации конференция единогласно одобрила. Доклад был опубликован в трудах конференции, практические рекомендации реализованы в проектах круглопильных станков, выпускаемых серийно, а промышленность ограждена от напрасных многомиллионных затрат. Под моим руководством были разработаны, изготовлены, испытаны, приняты и поставлены на серийное производство два сложных станка. Их выпустили по 500 штук каждого типа. В 1954 г. успешно защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата технических наук.
   Так закончилось мое первое, но далеко не последнее "сражение" после армии в гражданской жизни.
   В январе 1960 г. я был назначен директором Всесоюзного научно-исследовательского института деревообрабатывающего машиностроения (ВНИИДмаш).
   Его научные сотрудники, не имеющие ученой степени, получали самую низкую заработную плату среди институтов комитета. Была утонченная "битва" за повышение заработной платы сотрудникам института. В итоге, 21 октября 1965 г. за № 706 решением Совмина СССР зарплата сотрудников ВНИИДмаш была приравнена к окладам научных работников черной металлургии (самой высокой).
   В 1962 г. удалось добиться создания аспирантуры. Ее закончили 48 человек, из них 44 защитили диссертации и стали кандидатами технических наук.
   В 1960 г. в институте работало 190 человек (из них 9 канд. техн. наук), а в 1967 г. 250 человек (из них 22 канд. техн. наук).
   В 1962 г. в Москве на Сиреневом бульваре мы ввели в эксплуатацию 1-ю очередь, а в 1964 г. 2-ю очередь большого жилого дома. Все это делалось с огромным трудом.
   
   29 августа 1959 г. № 1009 вышло постановление Совета Министров СССР о создании в стране новой отрасли по производству древесностружечных плит (д.с.п.). Оно обязывало институт разработать для нее соответствующее оборудование, а 18 станкозаводов и 14 Совнархозов его изготовить по нашим чертежам. Мощность каждого комплекса 25000 куб.м плит в год.
   Ни одного специалиста по этому производству в институте не было, и к моменту моего вступления в должность директора работа не была развернута. В ТЗ было сказано: "Оборудование создать по образцу фирмы "Зимпелькамп".
   В изучении этого производства за рубежом нам было отказано, вскрыть ящики с этим оборудованием, прибывшие в Москву на ДОК-3, не разрешили. Принимаем решение: создавать свое. Опираемся на скудные публикации и собственные размышления. Примерно в мае 1960 г. в институте был создан отдел оборудования для производства д.с.п. Проектирование цехов вели 2 проектных института лесников "Гипродрев" и "ПИ-2". Такая работа в системе станкостроения выполнялась впервые.
   Первый цех (по постановлению) необходимо было запустить в Подрезково (Московская область) в 1961 г., но срок сорвали строители. Оборудование туда поставили полностью на 3,4 млн. рублей (в ценах тех лет). Цех стали пускать в 1963 г. с большими недоделками и рядом не проверенных проектных решений, принятых проектными институтами. Начались частные остановки, срыв плана из-за крайне плохой работы пневмотранспорта, подачи клея и топок, разработанных "ПИ-2". Руководство завода все остановки стало объяснять неработоспособностью нашего оборудования, отступлениями от ТЗ. Не проверив в работе и не испытав всесторонне первого комплекта в Подрезково (это нам не давали выполнять), станкозаводы приступили к его серийному выпуску для 59 заводов (только на оборудование расход составлял более 200 миллионов рублей - в ценах тех лет). Это был огромный риск, который мог нанести стране большой ущерб. За нас взялись ЦК КПСС, Народный контроль СССР, прокуратура РСФСР. Я в этих органах стал частым "гостем" и выслушивал массу упреков и угроз. Слушали заказчика, нам не верили.
   Проинформировав только руководство Минстанкопрома, и не прерывая работ в Подрезково, мы переключились на Щекинский комбинат (Тульская область, лесникам не подчинялась). Наблюдения и испытания, которые там были проведены, позволили убедиться, что неработоспособных позиций в комплексе нет. Щекино быстро вышло на проектную мощность и на доводку нашего оборудования израсходовало 15 тыс. рублей. Это 0,44 % от стоимости оборудования, а по решению Совмина СССР разрешалось расходовать 5%.
   Вскоре вышли на проектную мощность комбинаты лесников в Сваляве, Венспил-Консе и другие. Разговоры о неработоспособности нашего оборудования прекратились. Позже мы с институтом фанеры (ЦНИИФ) Минлеспрома СССР дали решения о выводе наших цехов на мощность сперва 30 тыс. куб. м в год, а затем на 50 и на 100. Ни один цех на зарубежном оборудовании мощности не повысил.
   Стихийно возникший серийный выпуск оборудования (нами не остановленный) позволил на 5, а возможно 10 лет сократить срок создания в стране новой, высоко эффективной отрасли для производства мебели. По производству д.с.п. в 1961 г. мы занимали предпоследнее место в мире, в 1968 г. - третье.
   
   Одновременно в стране интенсивно развивалось строительство. Создавалась ситуация нехватки оконных, дверных блоков и паркетных покрытий.
   7 июня 1967 г. № 518 вышло постановление Совмина СССР "Об изготовлении высокопроизводительного технологического оборудования для производства дверных, оконных блоков и паркетной доски", а 21 июля 1967 г. № 288 вышел приказ Министра Минстанкопрома, который выполнение этой огромной работы, в крайне сжатые сроки, возложил на ВНИИДмаш. По нашему предложению для выполнения этой работы Министр подключил к нам 12 конструкторских бюро и 32 станкозавода. Надо было разработать и изготовить оборудование для 23 цехов. Для монтажа комплекта оборудования для производства оконных блоков (мод. ОК-500) требовалась площадь 32 тыс.кв.м. С этой работой мы успешно справились в установленные сроки. Были трудности, споры, разногласия, но все они решались по-деловому.
   Указанное постановление разрабатывалось около 6 месяцев. Мы знали, что весь объем работ по нему возложат на нас и поставили вопрос о создании для института нужной лабораторной базы, экспериментального завода и строительства здания. От руководства Минстанкопрома не получили необходимой поддержки. Пришлось обращаться к Министру Минлеспрома СССР и руководству Госстроя СССР. Они согласились с моими доводами, что отсутствие нужных условий для творческой работы отрицательно отражается в их производствах. Решение о строительстве здания для ВНИИДмаша было принято на заседании Совмина СССР единогласно.
   Непросто развертывалось выделение земельного участка, разработка проекта 22 этажного здания для ВНИИДмаш (на 17, 4 млн. руб. - цены тех лет), начало строительства и т.д. при отсутствии ОКСа и специалистов по строительству. Пришлось обращаться в арбитраж СССР на строителей. Арбитраж мы выиграли. Во все приходилось вникать самому. Все вопросы решались обостренно, но по-деловому. Сегодня здание ВНИИДмаш функционирует в Москве на Рубцовской набережной, дом 3. К сожалению, в настоящее время институт развален, из 880 человек в 1972 г., сегодня там работают около 60.
   
   В конце 1971 г. в техническое управление (ему подчинялся институт) и Главдревстанкопром пришли новые руководители, которые от меня требовали огораживаться бумагами, а не действовать. К такому стилю работы я не привык и подал заявление об освобождении от работы по собственному желанию. Просьбу Министр удовлетворил 12 октября 1972 г. Я получил отличную характеристику и приглашение от Министра Минлеспрома СССР. Он направил меня в институт мебели, затем перевел в НИИ по лесозаготовкам. А 3 августа 1976 г. я был избран по конкурсу заведующим кафедрой новой техники и технологии деревообрабатывающей промышленности Всесоюзного института повышения квалификации руководящих работников и специалистов Минлеспрома СССР, где работал до 31.01.90 г. Здесь по поручению Министра мной был создан факультет подготовки резерва руководящих кадров и кафедра по деревообрабатывающим производствам. Через них прошли многие руководители предприятий, некоторые из них работают и сегодня.
   В 1991 г. ушел на персональную пенсию.
   В 1992 г. был приглашен в Центральный научно-исследовательский технологический институт (ЦНИТИ) для организации там производства высококачественных дисковых пил с пластинками из твердого сплава. Это было организовано по моей технологии и с моим участием на их мощном экспериментальном заводе. Цех работает, его мощность 100 тысяч пил в год.
   
   Мое активное поведение, направленное на развитие и совершенствование лесопильно-деревообрабатывающих производств не совпадало с прохладным отношением руководства Минстанкопрома к этой отрасли. Я твердо и обоснованно знал, что от ее технического уровня и состояния зависит уровень развития строительства, производства мебели, благосостояния народа, экономика страны. Понимая это, я действовал по совести, изобретательно и инициативно.
   Как бы нас ни критиковали, ни унижали, но решенных вопросов, построенных жилого дома, здания института, 60 заводов д.с.п. и созданной новой, эффективной отрасли по производству д.с.п., оборудования для лесопиления, производства мебели, оконных, дверных блоков, паркета за 12 лет работы директором ВНИИДмаш замазать и отрицать невозможно.
   Сделанное мною по достоинству оценил ученый мир, специалисты отрасли и лесотехнических ВУЗов.
   От сделанного после демобилизации, я испытываю огромное моральное удовлетворение и чувство выполненного гражданского долга.

   Н.К.Якунин
   По материалам журнала "РИТМ" Россия

Вернуться к списку статей

НОВОСТИ
11.07.2008
Завершила свою работу очередная школа пилоправов в г. Апрелевка
Подробнее
28.03.2008
Завершила свою работу очередная школа пилоправов в г. Апрелевка
Подробнее
22.02.2008
Завершила свою работу очередная школа пилоправов в г. Апрелевка
Подробнее
01.02.2008
Завершила свою работу очередная школа пилоправов в г. Апрелевка
Подробнее
16.11.2007
Завершила свою работу очередная школа пилоправов в г. Апрелевка
Подробнее
 Все новости
Полезные советы от Вячеслава Кучерова

Прибыль предприятия на кончике резца.
Генри Форд.

Прежде чем остановить свой выбор на той или иной технологии лесопиления или на конкретном станке, внимательно изучите материалы нашего сайта и посоветуйтесь с нами.
Покупая лесопильный станок, заложите в Бизнес-план 30-40% от его стоимости на покупку оборудования для подготовки пил.
Не экономьте на обучении и зарплате пилоправа, от мастерства этого специалиста будет зависеть рентабельность всего предприятия.
Покупайте круглые пилы сделанные только великими мастерами, они надолго сохранят свою работоспособность.

Рейтинг@Mail.ru